В чем отличие возможной китайской сланцевой революции от американской?

Китай заверяет, что скоро может совершить настоящую революцию в области производства сланцевых углеводородов — подобно американской. Только в области добычи сланцевого газа. Какие изменения произойдут на глобальном рынке «голубого топлива», если КНР действительно совершит прорыв в этой области? И почувствует ли это на себе Россия? И чем китайская сланцевая революция может отличаться от американской?

China neft oil

Действительно, успех китайской научной мысли, если, конечно, случится анонсированный технологический прорыв, окажет грандиозное влияние на весь мировой рынок углеводородного сырья. Причем возможный успех китайцев может очень сильно не понравиться многим крупнейшим производителям сжиженного природного газа (СПГ) — США, Австралии и многим другим.

Сегодня же китайские ученые заявляют, что ими якобы разработан революционный способ добычи сланцевого газа, который, как они считают, поможет решить проблемы, связанные с китайскими сланцевыми месторождениями, коих в Поднебесной более чем достаточно. Причем китайцы уверяют, что разработанный ими новый способ производства, над которым бились лучшие умы целое десятилетие, будут испытан уже нынешней весной. Если новая технология себя оправдает, то мировой газовой индустрии действительно стоит ждать кардинальных изменений.

Так о чем же, собственно, идет речь? Дело в том, что сегодня на территории Китая в провинции Сычуань разведаны самые большие запасы в мире сланцевого газа — это примерно 31,6 трлн кубометров.

Однако есть несколько «но». Дело в том, что проблема Китая состоит в том, что он пока технологически не готов добывать так необходимый ему газ, потребность в котором в стране ежегодно, в среднем, увеличивается на 13%.

Конечно, КНР пыталась использовать западные технологии, чтобы поднять свое «голубое золото» с глубины 3,5 тыс. метров, но, увы: гидроразрыв пласта, широко применяемый в США, в данном случае не подходит, поскольку слишком уж глубоко залегает ископаемое топливо. Для поднятия газа с такой глубины необходимо создать давление жидкости около 100 мегапаскалей. Для сравнения: примерно такое же давление на дне самой глубокой на нашей планете Марианской впадины. В мире еще не создан насос, способный подавать воду под таким давлением. Не создана и труба, которая в состоянии работать при подобной нагрузке.

Тем не менее, Китай в последние годы активно проводил изыскания в этой области — занимался геологоразведкой и бурением скважин. В настоящее время сланцевая газодобыча в Китае идет на месторождении Фулин. Планировалось, что она будет ежегодно увеличиваться чуть ли не в геометрической прогрессии, но на практике, который год подряд, здесь добывается не более 6 млрд кубометров. Пока в китайской компании Sinopec, занимающейся разработкой, лишь удрученно разводят руками. Китай по-прежнему остается самым крупным мировым импортером СПГ: так, в 2018 году объем ввоза увеличился более чем на треть – до 90,39 млн тонн, а к 2020 году этот показатель и вовсе может вырасти до 140 млрд кубометров.

Энергетические амбиции Поднебесной велики — с 30 млрд кубометров собственной добычи в 2020 году Китай к 2039 году намерен нарастить объемы до 100 млрд кубов. Однако этот план может быть сорван, если результаты испытания новой революционной технологии, о которой рассказали китайские ученые, не будут соответствовать ожидаемым.

Проблема заключается не только в огромной глубине залегания китайского сланцевого газа, а в воде с химикатами, которые нужно закачивать в пласты. Воды потребуется очень много: в США, например, при добыче сланцевой нефти соотношение воды и нефти «на выходе» составляет 10 к 1. То есть, очевидно, что такой объем жидкости еще нужно где-то взять, а затем куда-то деть. В Америке проблема пока удачно решается — изначально там возникли почти идеальные условия для добычи сланцевого сырья. Однако уже сегодня многие эксперты бьют тревогу. Основные опасения связаны с утилизацией отработанной воды. Если ее снова закачивать в скважину, то велика вероятность экологической катастрофы и сейсмологической неустойчивости. Утилизировать на поверхности слишком дорого — себестоимость барреля увеличивается на 6-10 долларов. Все бы ничего, если бы стоимость нефти постоянно находилась выше 60-70 долларов за баррель. Но при меньшей цене эти издержки напрямую сказываются на рентабельности добычи.

В Китае же большой дефицит воды, поэтому технология гидроразрыва (фрекинга) ну никак не подходит. И наличие денег у китайских компаний никогда не компенсирует этот дефицит. Поэтому китайская «технологическая мысль» стала развиваться несколько в ином направлении — местные ученые изобрели метод безводной добычи сланцевого газа. На самом деле, как таковой, технологии еще и нет — впервые ее и опробуют этой весной. Зато у нее есть название – «энергетический стержень». А разработана она группой ученых-ядерщиков главной гослаборатории контролируемых ударных волн при Сианьском транспортном университете. По крайней мере, такую информацию передают китайские СМИ.

Отличие этого метода от технологии гидроразрыва пласта состоит в том, что высвобождение газа из осадочных пород происходит не за счет жидкости под высоким давлением. Китайцы с помощью созданной ими установки хотят задействовать мощный электрический ток для генерации концентрированных контролируемых ударных волн, каждая из которых может достигать 200 мегапаскалей. Говорят, результат будет примерно такой же, как и при гидроразрыве — в пласте образуются зоны разлома диаметром 50 метров. Таким чудесным образом и произойдет «высвобождение» газа, рассказывает профессор Чжан Юнминь. А профессор Китайского университета нефти города Циндао Ван Чэнвэнь уверяет, что этот метод будет более щадящим для экологии, чем гидроразрыв. Но пока многим научным мужам не очень-то понятно, как будет работать созданное устройство и сумеет ли оно вообще генерировать огромный объем энергии в сверхглубоких скважинах.

Если у китайцев все все-таки, как говорится, срастется, а новая технология покажет свою эффективность, то в мире действительно произойдет очередное перераспределение экономических центров притяжения в области энергетики, так как Китай надолго обеспечит себя газом.

Если ему это удастся, то рынок СПГ попросту рухнет, а все проекты, которые закладывались именно под китайский спрос, окажутся нерентабельными. Можно вспомнить, что в США сегодня строятся несколько СПГ-заводов, которые «заточены» под Китай. В числе пострадавших могут также оказаться Австралия и Катар. В свою очередь, Россия также вкладывает огромные инвестиции в СПГ-производство («Ямал СПГ», «Арктик-СПГ», СПГ-завод на Сахалине и т.д.).

Пока Россия не хочет совершать никакие технологические революции в своей нефтегазовой сфере, хотя у нас нет ни проблем с водой, ни с нетрадиционными запасами углеводородного сырья. Зачем? Обычных запасов и так хватает — нет никакого смысла инвестировать в сланцы, а тем более создавать что-то вроде весьма затратной китайской технологии. За исключением, пожалуй, месторождений сланцевой нефти Баженовой свиты. Но осваивать ее вовсе не обязательно «китайским методом».

Сланцевая нефть на каждом месторождении по своим характеристикам разная. Обычное копирование американских ноу-хау для российских месторождений не подходит, поскольку западные технологии добычи сланцевых нефти и газа должны быть адаптированы под геологию России. Ранее в нашей стране создавались совместные предприятия с крупнейшими западными компаниями — они и занимались добычей трудноизвлекаемой нефти. Однако были введены санкции и сотрудничество постепенно сошло на нет.

Сегодня все же главным остается вопрос, смогут ли китайцы (или как быстро они это сделают) совершить ту технологическую революцию, которую анонсировали? Никто не знает, как пройдут испытания «энергетического стержня», и состоятся ли они вообще. Тут можно вспомнить, что ранее японцы также громогласно заявляли на весь мир, что научились производить газ из гидрата метана, которого столько, что они, дескать, запрудят им всю планету. И они всерьез рассуждали о технологической революции, правда, пока что-то притаились и помалкивают — видимо, не все получилось так, как предполагалось.

Проблема Пекина при испытании новой технологии, вероятно, будет состоять не только в технологическом аспекте — рентабельности добычи также никто не отменял. А то может снова случиться надувание очередных пузырей: вроде бы и темпы развития китайской экономики на зависть многим, но почему-то вдруг на просторах Китая стали появляться города-призраки, в которых нет ни одной живой души за исключением сторожей. Или вот: машин в Поднебесной на душу населения также продается много, но данные потребления топлива говорят о том, что многие авто вообще вроде как и не используются – стоят на приколе в гаражах и на автостоянках. Со сланцевой добычей возможна такая же история. Есть ли смысл инвестировать огромные средства в «революцию», чтобы затем подсчитывать убытки? Вопрос, конечно, риторический — и ответ на него мы узнаем уже скоро, ведь из великого множества проектов выстреливают единицы. Так что, энергетические революции подобно американской — явление довольно редкое, но есть смысл остановится на некоторых ее аспектах.

Дело в том, что к 1970-м годам власти США начали стимулировать налоговыми льготами развитие добычи углеводородов в стране, которая стремительно снижалась. И акцент делался на новые территории, где можно было попробовать начать производство труднодоступных нефти и газа нетрадиционным способом. Впрочем, льготы предполагались не только для разработчиков сланцев, но для битумных песков , которые сегодня успешно разрабатываются в Канаде, и прочих трудноизвлекаемых запасов.

В данном случае для компаний требовалось найти рентабельный способ извлечения углеводородного сырья из плотных сланцевых пластов. В итоге это удалось лишь одному предпринимателю – Джорджу Митчеллу, которого и считают отцом сланцевой революции.

Этот человек неустанно бурил 18 лет бурил на своем участке. Инвестировал, как сегодня бы сказали, в него прорву денег, но все тщетно. Но однажды он додумался использовать одновременно две уже известные технологии – гидроразрыв пласта и направленное бурение. Эврика — ему сопутствовал успех! Вот так и завертелась сланцевая революция в США. Но нужно помнить, что этому человеку понадобилось почти 20 лет, чтобы сделать свое открытие.

Китайцы со своей сланцевой революцией также могут попасть впросак на долгие годы — у них и так более чем достаточно экономических пузырей, чтобы плодить новые. К тому же, сегодня китайцы в своих официальных программах снижают прогнозы по собственной добыче, а резкий рост производство газа на месторождении Фулин связан, скорее всего, с технологической проблемой, решения которой у китайцев нет.  :///

Вам понравится